Рюдзин (rudzin) wrote,
Рюдзин
rudzin

Category:

Про жадность и самый длинный мост в мире. Часть вторая.

Окончание, начало здесь.

Проблемы с мостом начались сразу же.
Естественно, еще до открытия движения, мост проверяли. Ответственный за приёмку - генерал Хатчинсон в конце февраля 1878 года, за три месяца до открытия, гонял по мосту груженые до 73 тонн шесть локомотивов со скоростью 70км/ч (справа). В тот момент мост выдержал. В заключении Хатчинсон писал, что «мост ведет себя удовлетворительно, с лишь небольшими отклонениями полотна, небольшой дрожью на опорах и без всяких люфтов в усилении опор».
Однако генерал рекомендовал принять максимальную скорость движения по мосту 40км/ч и главное - проверить поведение моста при сильном ветре. Первая рекомендация была принята, а про вторую забыли.
Вернёмся теперь к чугунным опорам моста. В первой части я писал, что отверстия во фланцах изготавливались литьём (а не сверлением), что в рамках существовавших тогда технологий не позволяло выдерживать их (отверстий) точные размеры. Поэтому болты, которыми опоры крепились, зачастую либо болтались в слишком большом отверстии, либо не влезали в него. Если не влезали - то брали болты меньшего размера, которые, естественно, тоже без точного соответствия отверстию начинали болтаться. Для того, чтобы придать конструкции жесткость, между её частями загоняли железные клинья, но их никак не закрепляли.


Пока генерал гонял свои гружёные паровозы, ни болты, ни клинья разболтаться не успели, и в тот момент всё закончилось удовлетворительно. Однако плохо закрепленные стальные болты, заложенные в хрупкие чугунные ушки, достаточно быстро приводят вот к таким результатам:


А потом вот к таким результатам:

Вскоре после открытия моста пассажиры и железнодорожники начали обращать внимание, что при движении поезд вместе с полотном смещается до 5-10см в сторону, а металлические конструкции моста издают жуткий скрип. Многие потом говорили, что дискомфорт был такой, что люди предпочитали потерять время и воспользоваться паромом, но не ехать по мосту.
Обслуживающий персонал находил выпавшие болты и клинья под опорами.
Маляры, которые осуществляли текущую подкраску конструкций моста, предпочитали подвешивать, а не ставить ведро с краской, потому что стоящее ведро могло опрокинуться от вибраций, даже если поезд ехал на другом конце моста. К тому же малярам приходилось использовать не только краску - во многих опорах после начала эксплуатации раскрылись каверны и трещины, которые тоже нужно было закрашивать, даже специальный состав для этого придумали.

Какие-то слухи об этом, видимо, до начальства доходили, и спустя полгода после начала эксплуатации скорость на мосту была ограничена до 8км/ч.

Но это не помогло.

В воскресенье 28 декабря 1879 года погода в районе моста была примерно такая: 11 баллов по шкале Бофорта это сильнее «сильного шторма» и чуть не дотягивает до максимума («ураган»), ветер дул со скоростью более 80км/ч строго перпендикулярно мосту:

или вот, как раз то самое место:


В 17.20 почтовый поезд дождался пассажиров, пересекших паромом из Эдинбурга залив Фёрт, и направился на север, через Ледибэнк, Капар и Лойчерс. В 19.05 поезд прибыл в Сен-Форт, последнюю станцию перед нашим мостом, где по принятым правилам сотрудники железной дороги собрали билеты со всех, кто следовал до Данди, всего пятьдесят семь билетов. Еще пара человек ехали по абонементу, около десяти ехали дальше на север и билеты у них остались. В поездной бригаде было пять человек. Примерно в 19.10 машинист отправляет поезд со станции, на ходу получает из рук дежурного путевой жезл и выводит поезд на мост.


Наблюдатели, которые смотрят через мост на огни поезда, вдруг видят, что они исчезают. Через некоторое время, когда в положенный срок поезд не приходит на станцию, несколько человек отправляются на мост, чтобы понять, что случилось.

Они видят, что вся та часть моста, по которой поезд идет внутри его конструкции, упала в воду. Добровольцы пытаются в шторм на пароме отправиться к мосту, чтоб попытаться найти выживших.

Естественно в такую погоду, никого найти не удалось. Отправляются телеграммы в правление СевероБританской железной дороги, в прессу и самому Томасу Баучу.
На следующий день вся Британия только и говорит о трагедии.


Только через три дня водолазы смогли найти поезд, несмотря на что, он лежал совсем неглубоко под водой.

Даже вагоны не расцепились, так и рухнул весь состав внутри мостовой конструкции:


практически эффект падающего домино - верхние мостовые конструкции опрокинули опоры по всей длине своего расположения, на протяжении сотен метров:

последняя опора, которая устояла



Вагоны и паровоз были подняты, паровоз даже в дальнейшем работал на других участках железных дорог.

вагон, подготовленный к вывозу и отдельно его крыша:



В общей сложности за четыре месяца из воды было извлечено 46 тел. 29 других не нашли, их унесло в море.

Созданная комиссия по результатам работы приняла решение:
- мост был плохо спроектирован: в проект вносились нерассчитанные изменения; идея с изготовлением крепежных отверстий в чугунных трубах при литье оказалась фатальной, они разрушались очень быстро;
- мост был плохо построен: к примеру, толщина стенок чугунных опор, предполагавшаяся в дюйм (2.5см), разнилась от 0.9см до 3.6см; сам чугун был некачественный, с трещинами и внутренними пустотами;
- мост плохо обслуживался: до ответственных лиц информация о реальном состоянии моста не доходила; многие рабочие говорили буквально «мне не нужны проблемы, я скажу о том, что происходит, мне же и влетит от начальства».

Совершенно недостаточно была учтена сила ветра, парусности проходящего поезда оказалось достаточно, чтобы боковое усилие, которое из-за ветра поезд оказывал на рельсы, снесло мостовые конструкции на значительном протяжении, даже там, докуда поезд не успел доехать.

Сэр Томас Бауч, на которого указывали практически все выводы комиссии, не вынес позора и умер через десять месяцев после катастрофы.

Вилли Браун, шести лет, жил с матерью и двумя сестрами в Данди. Мальчик мечтал поехать со старшей сестрой и бабушкой на Рождество к дяде Чарлзу на юг, в Файф. Однако своим безобразным поведением он так вывел из себя мать, что она решила наказать его - не отпустила в рождественскую поездку. Сестра с бабушкой поехали вдвоём. Больше Вильям их не видел.

(внизу)Современный памятник погибшим. Вдали виден действующий мост, построенный через десять лет рядом с разрушенным, широкий, двухпутный, на нормальных каменных опорах.

Tags: архитектура, старые фотки, строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments