Рюдзин (rudzin) wrote,
Рюдзин
rudzin

Category:

Двести шестьдесят способов построить небоскрёб

Полковник Маккормик, о коллекции камней которого я писал вчера, постоянно искал способы заявить о себе и своем деле наиболее ярким из доступных способов. Напомню, делом его была одна из самых влиятельных в 1920-ые годы в мире газет, Chicago Tribune. Поэтому, когда было решено построить для газеты новое здание офиса, не возникло сомнений, что таким зданием может быть только небоскрёб. Маккормик решил - у самой лучшей газеты должен быть самый лучший небоскреб. Но как человеку, не будучи специалистом в чём то, получить лучшее из возможного? Ничего нет проще: объявить конкурс, чтоб в нём участвовали самые лучшие, для чего предложить на этом конкурсе в качестве приза ненормальные, возмутительно нереальные деньги. И в 1920м году редакция Чикаго Трибьюн объявляет всемирный конкурс на здание всего офиса с общим призовым фондом 100.000 долларов. На нынешние деньги это от 5 до 10 млн. в зависимости от методики расчета. Просто за архитектурный проект, за бумаги, без строительства.

Все помнят, конечно, что в то время в архитектуре параллельно развивается огромное количество разнообразнейших стилей, от конструктивизма до ар-деко. Однако небоскребы, которые отвечали за вертикальную составляющую городского пейзажа, проектировали достаточно консервативно, в основном в нео-готическом стиле, наиболее ярким примером и наиболее авторитетным образцом для строителей, архитекторов и заказчиков служил построенный в 1913 году Вулворт-Билдинг.

Несмотря на это, за столь серьезную, небывалую сумму решили побороться представители всех направлений и ветвей тогдашней архитектуры, и не только архитектуры. Был еще вот какой был нюанс: двадцатые годы отличались не только широтой взглядов в архитектуре, но и широтой взглядов в политике. Многие архитекторы придерживались откровенно левых взглядов, а полковник Маккормик был консерватором из консерваторов, его называли "носителем передовых взглядов четырнадцатого века" в лицо, и фашистом - за глаза. Конечно, левые архитекторы не говорили, что пытаются заработать, они говорили, что без их идей (архитектурных) конкурс будет неполным, непредставительным. Сложилась ситуация, что никто из архитекторов не мог избежать участия в конкурсе, не удивив этим коллег. В результате на конкурс поступило двести шестьдесят проектов всех существующих тогда архитектурных стилей. Двести шестьдесят разных взглядов на то, как должен в одном и том же месте выглядеть один и тот же офис одной и той же газеты. Больше в истории ни до, ни после, таких конкурсов не было. Именно поэтому конкурс здания Чикаго Трибьюн считается определившим путь развития небоскребов на следующие несколько десятков лет.

Собственно, все проекты можно было разнести по трём большим группам:

Первые - решили следовать в мэйн-стриме и предложить что-то близкое к тому, что строилось ранее.

Вторые, будучи стойкими приверженцами других архитектурных стилей, подготовили проекты в своем видении, не особо надеясь на победу.

Третьи по разным причинам откровенно стебались.


Толпа традиционалистов для начала:


Многие пытались выпендриться и придать символичность зданию. Ессно, чем может быть газета, как не маяком, несущим свет?


Небоскреб из Флоренции. Небоскреб из Пизы. Небоскреб из Афин. Стёб или всерьез?


Кто то работал в своём стиле, не оглядываясь на его уместность в данном случае...
81


...или пытаясь сделать его уместным.


Кто-то развлекался на серьёзных щщах


А кто-то открыто валял дурака:


Широко обсуждался проект известного немецкого левого архитектора Адольфа Лооса, который срифмовал газетную колонку с колонной архитектурной и предложил вот такое:


Особой отметки жюри конкурса удостоился проект Альфреда Фелхаймера, специализирующегося на театрах и вокзалах:


Третье место и приз в 10000$ досталось родоначальнику немецкого баухауза Вальтеру Гропиусу


Первое место и главный приз 50000$ достался одному из самых красивых (чего стоят не несущие ничего аркбутаны на самом верху здания), но вместе с тем и самых традиционных проектов малоизвестных нью-йоркских архитекторов Хауэллса и Гуда. Авторы заявляли, что их вдохновляли башни Руанского собора:


Но конкурс бы не стал конкурсом, который помнят и через сто лет, если бы не внешне простой, лаконичный проект скромного и относительно малоизвестного финна Элиэля Сааринена, занявший второе место. "Дух небоскрёба, освобожденный от закостенелых форм и запретов, радостно и свободно стремится в небо" - вот что говорили члены жюри, "Это лучший проект безотносительно заказчика, который не понял бы и не одобрил этот выбор". Кто-то, глядя на эти простые формы скажет: "таких небоскребов много, ничего особенного". "Так их и построили много из-за того, что оглядывались на этот проект," - сказали бы Вам американские архитекторы 1920-30х годов.


Но это не всё ещё. Известность и значимость конкурса была такова, что многие архитекторы, заявившие о себе в последующие десятилетия, считали необходимым сделать свой собственный проект небоскрёба Трибьюн и многие годы спустя. Например, в 1980 году группа архитекторов выпустила альбом "Конкурс Чикаго Трибьюн, выпуск II". Ниже несколько разных дизайнов, мне особенно нравится автомат Томпсон, оружие Чикагских гангстеров 30-х:


А в Чикагском художественном музее проходят выставки, на которых выставляются макеты таких зданий (спасибо за пост уважаемой anirik_01.


А кто напишет в комментариях, какой проект ему понравился больше всего, тот молодец :)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 26 comments